Тюмень. Новости региона ТЮМЕНЬ
новости региона
 


Версия для печати

Официальные новости

Прямой разговор с губернатором Тюменской области Владимиром Якушевым (в сокращении)

30.11.2012
Источник информации: Официальный портал органов государственной власти Тюменской области
Адрес новости: http://www.admtyumen.ru/ogv_ru/news/subj/more.htm?id=10988709@egNews



В среду, 28 ноября состоялась прямая линия губернатора Тюменской области Владимира Якушева. Жители региона могли увидеть ее в прямом эфире телеканалов «Тюменское время» и Российского информационного канала «Вести-24», радиостанции «Радио-7», он-лайн трансляция велась также на сайтах интернет-газеты «Вслух.ру», информационного агентства «Тюменская линия», на региональном молодежном портале «Мой портал» и на портале органов государственной власти Тюменской области. В ходе передачи глава региона ответил на вопросы, поступившие от жителей области по телефону, электронной почте и на интернет-сайты-участники проекта. Представляем текстовую версию состоявшегося разговора.

 
Ведущий Роман Явныч: – Добрый день, уважаемые телезрители, а также интернет-пользователи! Вы смотрите и слушаете прямой разговор главы региона Владимира Якушева с жителями Тюменской области. Здравствуйте, Владимир Владимирович.
 
Губернатор Владимир Якушев: – Здравствуйте.
 
Роман Явныч: – Лыжный сезон открыли. Как вы себя чувствуете?
 
Владимир Якушев: – Мне удалось открыть лыжный сезон, но сделал я это крайне неудачно. Хотя родился я в Башкирии, где лыжный спорт очень популярен. Потом прожил много лет на Ямале, где практически на тот момент не было спортзалов, и лыжный спорт был самым распространённым. Сколько помню себя, все время стоял на лыжах.
 
Вот такая оказия произошла в первый раз.
 
Роман Явныч: – Когда сможете на лыжи встать?
 
Владимир Якушев: – Думаю через месяц.
 
Роман Явныч: –Все-таки в этом сезоне получится?
 
Владимир Якушев: – Получится.
 
Роман Явныч: – Замечательно. Напомню, что ровно девять месяцев назад, 21 февраля 2012 года, мы уже собирались здесь, в зале Тюменской областной научной библиотеки. Разговор получился серьёзным и интересным, жители региона тогда задали губернатору около 900 вопросов. Вопросы были разными: острыми, непростыми, звучали также предложения и обращения. Все они были взяты в работу, и часть из них уже нашла свое воплощение. Владимир Владимирович, насколько сложно было воплотить в жизнь эти начинания?
 
Владимир Якушев: – На самом деле все вопросы, которые были заданы нашими земляками, – это наша повседневная работа. Чем помогает подобный прямой разговор? Человек может очень много слышать о разных программах, участником которых он может стать или по каким-то формальным основаниям не стать, но у него есть конкретная проблема, которая его волнует сегодня. В процессе такого прямого разговора в прошлый раз мы получили 900 вопросов. Причем, нужно сказать, процентов 30 из них были не очень приятными, потому что по большому счету мы думали, что многие проблемы на сегодняшний день уже решены. Оказалось, что нет. Причем в конкретном муниципалитете, в конкретном дворе, у конкретного человека.
 
Как раз прямое общение с населением, прямой разговор позволяет точечно решить проблему каждого конкретного человека. И считаю, что такая обратная связь просто необходима. Мы проводим круглые столы, много рассуждаем о той или иной программе. Это необходимо и нужно делать, но прямое общение конкретного человека с главной региона, которое реально осуществить достаточно сложно, помогает быстрее решить имеющиеся у людей проблемы. В Тюменской области проживает 1 млн 360 тысяч человек, лично повстречаться с ними и узнать, какие у них вопросы, наверное, не получится, нет еще такой технологии, которая позволила бы это сделать.
Роман Явныч: – Будем надеяться, что и сегодняшний разговор окажется не менее продуктивным.
Во время подготовки эфира неоднократно звучал вопрос, касающийся налога на добычу полезных ископаемых. В 2009 году было принято решение о централизации НДПИ в федеральном бюджете. В следующем году регион получит последние 25% дотации. Насколько область готова за счет других производств возмещать выпадающие доходы?
 
Владимир Якушев: – Что мы потеряли? Дотации посчитали из расчёта 56 долларов за баррель, и она составила 32 млрд. рублей. Их в течение четырёх лет Федерация возмещает. Но сегодня нефть стоит гораздо дороже: практически в два раза. Получается, мы потеряли не 32, а 64 млрд. рублей.
 
64 млрд. рублей выпадающих доходов возместить в течение короткого промежутка времени невозможно. И, конечно, будут потери. За счет чего мы должны развиваться? Должны появляться новые предприятия. И они появляются, причем в новых для Тюменской области отраслях экономики. Появятся серьёзные налогоплательщики. Но нужно понимать, что инвестиционные проекты не будут реализованы в течение двух-трех месяцев.
 
Бюджет на следующий год свёрстан с дефицитом в 18 млрд рублей. Денежные средства, которые в бюджете появились за счет неиспользованных резервов прошлых лет, позволят нам выполнить все социальные обязательства перед земляками. Конечно, кое-где придется ужаться. Инвестиционную программу, которая не маленькая в Тюменской области, придется в 2014 и 2015 годах уменьшить. Этого нельзя делать резко. Потому что сегодня, особенно в сельской местности, за счет инвестиционной программы бюджета живет очень много предприятий. И если мы сегодня уберем ее, сохранив некие деньги на будущие времена, то создадим социальное напряжение.
 
Роман Явныч: – Спасибо за ответ. Теперь вопрос из аудитории.
 
Влад Татаринцев: – Благодаря новому закону о политических партиях сегодня в нашей стране появилось более 60 новых партий. Многие из них – оппозиционные. И наверняка будут участвовать в предстоящих выборах. В связи с этим у меня вопрос: как вы относитесь к оппозиции? Есть ли от нее реальная польза? И как вообще влияет на работу исполнительной власти наличие оппозиционных фракций в областной думе?
 
Владимир Якушев: – Спасибо за хороший вопрос. Как я отношусь к оппозиционным партиям? В первую очередь нужно понимать, если политическая партия на сегодняшний день говорит о каких-то вещах, которые направлены на улучшение жизни наших земляков, то с этим мнением нельзя не считаться. Это нужно делать в обязательном порядке и не надо претендовать на то, что у нас есть некое большинство, которое всегда на 100 процентов право. Если говорить о нашем региональном парламенте, то в нем есть и представители так называемых оппозиционных партий. И мы на первом заседании думы, когда прошли выборы и были назначены председатель думы, его заместители, председатели и заместители в комитетах, договорились работать вместе.
 
Что должен делать региональный парламент? Всё, чтобы жизнь каждого конкретного человека на территории Тюменской области становилась лучше. Поэтому во внутрипартийных дискуссиях можно спорить – оппозиция или не оппозиция. Но по большому счету, мы все тюменцы, и всегда должны находить точки соприкосновения при решении сложных вопросов. Должен сказать, что нам удается вести диалог со всеми так называемыми «оппозиционными партиями» в областной думе: и ЛДПР, и Коммунистической партией, и «Справедливой Россией». Иногда получается, что дискуссия заходит слишком далеко. Но, как говорят, в споре рождается истина. По большому счету, когда мы говорим, допустим, о принятии главного финансового документа — бюджета, как бы мы не спорили, чего бы мы не доказывали, мы все время приходим к единому понимаю. Не потому, что так хочется губернатору, «Единой России», ЛДПР, КПРФ, «Справедливой России», а потому что это в первую очередь касается интересов наших земляков. Такой диалог в нашей думе получается. Не думаю, что можно назвать много регионов, где это возможно.
 
Роман Явныч: – Вопросы на прямую линию с губернатором поступают и через Интернет. Например, на сайте интернет-газеты «Вслух.ру» лидером голосования пользователей стал вопрос о выборности местных органов власти, заданный Михаилом Мингалёвым. По его мнению, «вполне логично вернуть выборы мэра города, ведь на практике получаем, что ни один из четырёх последних сити-менеджеров Тюмени не доработал до окончания своего контракта, для каждого из них должность сити-менеджера была, по сути, существенной ступенькой вверх, а город как был без выбранного народом хозяина, так и остается с очередным назначенным управленцем. И отвечать этому управленцу приходится только перед вами. А так бы хотелось получить у руля местной власти человека, который будет исполнять данные народу обещания?»
 
Владимир Якушев: – Очень хороший вопрос, но я ответ на него начал бы тоже с вопроса. Михаил хочет сказать, что предыдущие четыре руководителя Тюмени, будучи всенародно избранными и получив предложение двигаться на другие посты, от этого отказались бы? Не вижу особой разницы: выбранный мэр или сити-менеджер – все зависит от того, насколько человек готов работать, насколько он профессионален и ответственен перед людьми. Да, прямые выборы – это, может быть, бОльшая легитимность, но когда человек заключает контракт с людьми, которые избраны всеми жителями муниципального образования, то какой-то особой разницы нет.
 
Можно привести массу примеров, когда избранные прямым голосованием мэры и хозяйство вели не так, и коррупционные вопросы к ним возникали и так далее. Или когда губернатор постоянно находился во враждебных отношениях с руководителем областного центра. Между тем, среди сити-менеджеров тоже хватает, наверное, и ленивых, и не очень порядочных людей, но, тем не менее, при этой схеме губернатор может участвовать в разговоре с депутатами и определиться, как сегодня единой командой сделать так, чтобы в областном центре стало жить лучше.
 
Поэтому моя точка зрения такова: закон позволяет и то и другое - и выбирать мэра и назначать сити-менеджера, по какому пути идти, должен  определится сам муниципалитет. А сказать, какая система лучше? Они обе имеют право на жизнь. Не бывает чего-то совершенно правильного, на 100 процентов.
 
 
Юлия Бурова: – На данный момент поступило уже 780 вопросов. И вот один из них. Педагог из Тобольска Лидия Фёдоровна задает вопрос от всего коллектива: «У нас в городе строится серьезное промышленное предприятие. Говорят, будут еще. Мы уже натерпелись от «Тобольск-Нефтехима», и нас крайне волнует вопрос экологической защиты города. Информации об этом никакой нет, а слухи хотят самые разные. Хотелось бы услышать ваше мнение».
 
Добавлю, что вопросы, касающиеся экологической безопасности, поступают также от тюменцев и ялуторовчан. И, развивая тему безопасности жизнедеятельности, скажу, что у нас есть несколько вопросов, касающихся качества питьевой воды. На него жалуются жители Туртаса и Абатского района.
 
Владимир Якушев: – Не соглашусь с Лидией Фёдоровной по поводу того, что мы не разъясняли ситуацию, связанную с экологией, при строительстве нового производства в Тобольске. Напротив, этому была посвящена целая информационная кампания, когда мы говорили о том, что комбинат обладает новейшими технологиями. Сырье, которое перерабатывается на Тобольской нефтехимической площадке, раньше просто сгорало в факелах. Теперь попутный нефтяной газ будет превращаться в полипропилен.
 
Нужно понимать, что, когда строятся такие предприятия, проводится серьёзнейшая экспертиза. И не нужно думать, что региональные и муниципальные власти гонятся только за тем, чтобы это предприятие появилось в регионе. Мы тоже задаем вопрос – «Что с экологией?» И когда мы встречались с руководством СИБУРа, мы эту тему поднимали, пока не разобрали всю технологию по полочкам. Сегодня я со всей ответственностью могу заявить, что технология, которая применяется в Тобольске на нефтехимическом комбинате, — одна из самых передовых в мире.
 
Что касается ялуторовчан: на предмет чего переживают они? Вроде нефтехимического производства там не строят,  Тобольск далековат. Если они переживают по поводу того, что у них работает завод «Поревит», который производит строительные материалы, опять же, сырье, используемое там, экологически чистое — глина, песок и так далее, которые не создадут никаких проблем для жителей Ялуторовска. Поэтому им не о чем беспокоится.
 
По поводу качества воды хочу сказать, что с 1997 года на территории Тюменской области реализуется программа «Чистая вода». За это время мы потратили на ее реализацию 15 млрд. рублей, из них  3 млрд. – в 2011-м году. Сумма огромная. Было проделана и огромная работа: мы построили полноценные водозаборы, поставили нормальную водоочистку, отремонтировали очень много некачественных водопроводных сетей. А именно там скапливаются бактерии, которые создают угрозу человеческому здоровью.
 
В новых микрорайонах, которых появилось очень много, особенно в сельской местности, где практически не была решена проблема с водой, мы не только провели водоводы, мы поставили современную очистку. Люди, которые заезжают в новые дома, получают качественную воду. Да, мы не решили эту проблему на 100% и решать ее, наверное, будем еще на протяжении нескольких лет. Эта программа в приоритете не только у регионального правительства, но и у депутатов Тюменской областной думы, которым мы постоянно докладываем, что сделано. Эта программа очень важна, потому что от того, насколько качественную воду мы пьем, зависит наше здоровье.
 
По конкретным вопросам из муниципалитетов я дам поручение разобраться, что там происходит, и в ближайшее время навести порядок.
 
Роман Явныч: – Вопрос из студии.
 
Михаил Бабкин, инвалид-колясочник: – Сегодня в нашей стране много говорится о реализации программы «Доступная среда», о ратификации Конвенции о правах инвалидов. Знаю, что у нас в регионе такая программа реализуется, но меня особенно волнует вопрос создания физической безбарьерной среды?
 
Владимир Якушев: – Действительно, мы приняли все необходимые нормативные документы и на уровне регионального парламента, и на уровне правительства. Если говорить конкретнее, принято решение о том, что ни один вновь построенный социальный объект не получит разрешение на ввод в эксплуатацию, если не решены все вопросы его доступности для людей с ограниченными возможностями.
 
Что касается старых объектов, здесь ситуация сложнее, потому что она требует определённой реконструкции, но, тем не менее, каждый год в бюджете на эти цели мы закладываем определённые средства.
 
В жилом фонде тоже проблема очень серьёзная. Ни один жилой дом сегодня не вводится в эксплуатацию, пока не решен вопрос доступа в квартиру людей с ограниченными возможностями.
 
В прошлом году было принято еще одно решение. Не скажу, что оно беспрецедентное, но во всяком случае не так много регионов это сделали. Мы закупили 35 машин, которые оборудованы всем необходимым навесным оборудованием, с помощью которого человек с ограниченными возможностями на коляске может попасть в машину и приехать туда, куда он хочет. Работает эта машина по заказу, по телефонному звонку. Надо сказать, что с введением этого социального такси мы получили очень хорошие отзывы. Сегодня понимаем, что 35 машин — это мало. И мы готовы принять решение, чтобы количество специализированного транспорта как минимум увеличить вдвое.
Но сказать о том, что мы сегодня решили все проблемы, — это, скажем так, переоценить то, что мы сделали. В этом направлении нам предстоит сделать еще очень много, потому что мы стали сегодня видеть людей с ограниченными возможностями на разных мероприятиях, такая возможность появилась. Но сказать о том, что они все вышли из своих квартир, нельзя. Как только мы создадим такую физическую возможность, когда человек сможет свободно передвигаться, когда у него появится возможность поехать в театр, филармонию, цирк, и когда мы вокруг начнем видеть этих людей постоянно среди нас, тогда произойдет самое главное — революция в наших головах.
Слава богу, что мы подписали эту конвенцию, что работает эта программа. И сегодня мы должны уделять этому всё больше и больше внимания. Тогда эта проблема снимется сама по себе, потому что то поколение, которое идет за нами, наши дети, внуки, когда они привыкнут к этому, то никаких вопросов в психологическом плане не возникнет.
 
Роман Явныч: – Напомню, что сегодня в нашем разговоре участвует активная молодёжная интернет-аудитория. В молодёжной аудитории работает представитель молодежного информационного ресурса «Мой портал» Петр Шифельбаен. Добрый вечер, Петр! Вам слово.
 
Петр Шифельбаен: – Добрый вечер, Владимир Владимирович! Вопрос о рейтинге вузов: как вы относитесь к позициям тюменских вузов в рейтинге вузов России, составленном Минобрнауки?
 
 
Владимир Якушев: –  В «черный» список попали четыре вуза области. Ишимский педагогический институт, Тобольская социально-педагогическая академия, Тюменская академия искусств и сельхозакадемия. Я хотел бы высказать свою точку зрения на то, что сделал Минобр.
Составленный рейтинг многих встряхнул. В наших вузах наконец поняли, что надо что-то менять. Поэтому я полностью поддерживаю решение Минобра о модернизации системы высшего образования. Насколько составленные рейтинги объективны? Наверное, есть субъективизм, но то, что сделано, это здорово.
 
Теперь что касается тюменских вузов. Сегодня идет бурное обсуждение в Интернете, молодёжь начинает задавать вопросы. Прекрасно их понимаю: если я сегодня обучаюсь на четвертом курсе, мне в ближайшее время получать диплом, а тут бах, в рейтинге, оказывается, мой вуз неэффективный, и кому нужен такой диплом? Не надо этого бояться. Потому что руководству тех вузов, которым высказаны замечания, совместно  с региональными властями предстоит провести необходимые мероприятия, чтобы сделать их эффективными.
 
Давайте порассуждаем. Наши Тобольский и Ишимский педагогические вузы попали в самую жесткую категорию, которым нужна реорганизация. Мы их закрыть можем? Конечно, не можем. Иначе кто нам сегодня подготовит учителей, кто будет преподавать в Тюмени, в сельских школах? Мы не можем эти вузы  просто взять и закрыть. Другое дело, что их нужно реорганизовывать. Мы обсуждаем эту тему и видим, как эта реорганизация должна произойти. Вполне возможно, что эти вузы должны стать частью нашего Тюменского государственного университета. И вот здесь, пользуясь случаем и заглядывая в историю, я бы хотел высказать претензию: ТюмГУ от специальностей, которые связаны с подготовкой педагогических кадров, отбрыкивался в последнее время. Поэтому, когда сегодня мы соединим госуниверситет, Ишимский и Тобольский педвузы, мы получим хороший вуз, и не надо этого бояться. Минобр просто подсказал, что надо делать. Просто торопиться теперь все будут намного быстрее, потому что если не сделать это в определённые сроки, то можно лишиться лицензии и получить проблемы.
 
Что касается еще двух вузов, которые попали в этот рейтинг. Академия искусств, по критериям Минобра, имеет признаки неэффективного управления. О чем это говорит? О том, что нужно задуматься, кто там преподает, что за программы там преподаются, и насколько сегодня востребованы выпускники этого вуза? Это в наших силах? Тогда о каком закрытии может идти речь?
 
Давайте возьмем сельскохозяйственную академию. Мы разве сегодня при нашем уровне развития агропромышленного комплекса можем себе позволить закрыть вуз? Мы ведь давно на разных площадках говорим о том, что нужно вводить новые программы, что там нужно обновлять педагогический коллектив, привлекать молодёжь. Поэтому министерство нам просто в этом помогло. И я не верю в то, что сегодня региональные, муниципальные власти, руководство вузов, у которых по оценке Министерства образования возникли проблемы, не в состоянии решить эту проблему. Считаю, это совершенно правильный процесс, его не нужно бояться, речь идет о санации нашего высшего образования, чтобы оно действительно называлось высшим. И чтобы руководитель предприятия, который берет на работу выпускника, допустим, сельхозакадемии, прекрасно понимал, что он видит перед собой не бумагу о высшем образовании, а диплом, за которым стоят реальные знания. Поэтому я двумя руками за модернизацию образования, готов участвовать в этом процессе, и, думаю, нам под силу этот вопрос просто снять.
 
Роман Явныч: – Был вопрос о том, что в Тобольске ходят слухи о закрытии вуза.
 
Владимир Якушев: – Думаю, что на этот вопрос я уже ответил.
 
Ирина Ишламова, ученица 11 класса: – Меня, как будущую выпускницу, интересует вопрос: как понять на кого пойти учиться? Какие профессии наиболее перспективны в нашем регионе и какие льготы существуют на образование?
 
Владимир Якушев: – Давайте начнем с того, на кого пойти учиться? Конечно, очень здорово, когда рядом есть тот, кто может подсказать с выбором. Но я думаю, у многих даже в этой аудитории были метания к моменту окончания школы. До 9 класса, пока у меня не упало зрение, я мечтал быть летчиком. После школы пошел учиться в политехнический институт, хотел пойти работать на крупный завод. Честно говоря, когда в институте выяснилось, что нужно очень много чертить, понял, что это, к сожалению, не мое, и  после службы в армии и поступил на юрфак. Эти решения принимались самостоятельно, рядом, конечно, были мама, сестра, отец. Мы советовались, принимали решения, что же сегодня востребовано.
 
Что я могу посоветовать выпускникам? Нужно в первую очередь смотреть, если ты связываешь свою жизнь с Тюменской областью, куда сегодня двигается наша экономика, что появляется в Тюмени. Давайте перечислять. В Тюмени построен прекрасный завод «Тюменьстальмост», на котором очень  серьёзно подходят к кадровой политике, у них есть молодые инженеры, которые прекрасно закончили вуз, их заметили уже на 4 курсе, им платили стипендию, потом взяли на работу и они сейчас получают неплохую зарплату. Им выделили субсидии на покупку жилья. Если взять другое предприятие, которое открывается у нас на сегодняшний день, – металлургический завод «УГМК-Сталь», там аналогичная ситуация. Нужно понять, какой перечень профессий будет востребован на этом предприятии, дело идет уже к пусконаладке завода, и там тоже возникнет кадровой вопрос, нужно просто поинтересоваться, кто необходим.
 
Давайте посмотрим на еще одно предприятие. Когда-то мы занимались производством стекла, но, скажем так, оно было подзабыто. Завод «Стеклотех» – совершенно новое предприятие, стоит мощнейшее итальянское оборудование, я бывал на этом предприятии не раз. На нем работают молодые ребята, которых точно также отбирали на 4-5 курсе, которых приглашали, платили им стипендию и они знали, где будут работать, после того, как закончат вуз.
 
Я к чему все это говорю. Молодая девушка задала вопрос, но кто, кроме нее, на сегодняшний день, ответит на него. А, может быть, сегодня надо выбрать профессию учителя? К сожалению, она стала не такой престижной в последние годы. Но согласно указу президента, мы среднюю заработную плату учителя с 1 января 2013 года должны приравнять к средней по региону — это будет около 28 тысяч рублей. Кто-то будет получать меньше, кто-то больше — это средняя зарплата, которая зависит от нагрузки. Второе, мы запустили прекрасную программу «Квартира для бюджетника», благодаря ей учителя могут получить жилье. Пока там есть определённые ограничения по стажу, но мы будем двигаться к тому, чтобы снижать этот порог, и со временем квартиры будут получать те, чей стаж работы в бюджетной сфере гораздо меньше.
Губернатор может посоветовать, куда пойти учиться, но самый лучший аналитик – это сама девушка. В первую очередь ей нужно самой понимать чего ты хочешь. Очень важно найти своё призвание. Очень важна любовь к будущей профессии. А идти в профессию только за деньгами, только за квартирой, наверно, большого счастья в жизни не будет. Надеюсь, я ответил на вопрос.
 
Роман Явныч: – Давайте из уст руководителя предприятия «Тюменьстальмост» послушаем совет, который он бы мог дать молодым людям.
 
Станислав Кушнаренко, генеральный директор «Тюменьстальмост»: – Во-первых, в октябре исполнилось три года с момента пуска завода в эксплуатацию. За это время коллектив достиг проектной мощности, нарастив выпуск продукции с 8 тыс. тонн в 2010 году до 32 тыс. тонн в текущем году. Заработная плата в этом году по сравнению даже с прошлым годом, когда она была 23 тыс. рублей, на сентябрь месяц составила 47 тыс. 926 рублей. Завод признан в России наиболее динамично развивающимся предприятием. Но мы из года в год сталкиваемся с проблемой подбора кадров. Буквально год назад на встрече губернатора с трудовым коллективом наши рабочие высказали просьбу Владимиру Владимировичу решить эту проблему. Я должен сказать, что уже во второй половине января 2013 года в поселке Винзили на базе нашего завода откроется профессионально-техническое училище, которое будет готовить специалистов тех специальностей, которые нужны нашему предприятию.
 
Нам в первую очередь нужны сварщики, слесари-сборщики, операторы установок газокислородной лазерной резки, маляры, машинисты мостовых кранов и много еще других специальностей, рабочие по которым нам нужным не единицами или десятками, а сотнями. Поэтому мы считаем, что после открытия училища решим проблему кадров у нас на заводе, не сразу, но в течении нескольких лет. Я обращаюсь к молодежи, которая хочет работать на очень передовом предприятии, создавать собственными руками осязаемые продукты, которые очень востребованы на рынке. У нас портфель заказов сформирован на годы, и мы уверенно смотрим в будущее, решаем социальные проблемы для наших работников и очень заинтересованы в том, чтобы на завод пришла молодежь из Тюменской области, чтобы мы не приглашали из других регионов работников, что мы вынуждены делать сейчас.
 
Юлия Бурова: –В наш разговор включились жители всей Тюменской области, вопросы поступают из разных районов и городов. В частности, есть у нас вопрос от Темерлана Кучумова, его волнуют вопросы сельского Заболотья. Он пишет, что рабочие места есть только в бюджетной сфере, сетует он на то, что сократилось основное расписание авиаперевозок, жалуется на энергоснабжение. Цена на электроэнергию, по его словам, такая же, как во всей области, энергетики сами завозят топливо и контролируют его расход. А бизнесмен из Тобольска, местный депутат Урмаев продает бензин по 40-45 рублей за литр или меняет его на клюкву. «Не оставьте без внимания Заболотье, Владимир Владимирович», – обращается к вам Темерлан Кучумов. Спасибо.
 
Владимир Якушев: – Действительно, мы с вами знаем, что у нас есть такая территория Заболотье, которая достаточно длительный промежуток времени находится отрезанной, как говорят, от Большой земли, рекой. Конечно, там другая экономика и другой уклад жизни. Я хочу поблагодарить за сигнал. Непонятно, почему произошло сокращение авиаперевозок? Я прекрасно помню, что три-четыре президиума назад мы принимали решение об увеличении объема финансирования перевозок. Либо, может быть, не дошел какой-то сигнал, но если не дошел, то почему так долго доходит. Мы с этим обязательно разберёмся. Я знаю, что мы увеличивали финансирование на то, чтобы обеспечивать людей там электричеством. Эта тема тоже была. И еще, меня очень сильно интересует, почему сами энергетики завозят топливо и сами же его продают. Непонятно, по какой цене и где находится муниципалитет в этой ситуации. В эти дни, сегодня и завтра, на учебе в Тюмени находятся все главы муниципалитетов. В четверг у меня с ними встреча и подведению итогов обучения, когда мы будем говорить обо всех вопросах. Все эти вопросы я задам и с глав спрошу (у нас их не так много, всего четыре, которые работают в системе Заболотья), где у нас есть такие безобразия и почему они на данный момент имеют место быть.
Роман Явныч: – У глав муниципалитетов есть возможность подготовиться до завтрашнего дня. Вопрос от жителей микрорайона Казачьи Луга – когда начнут делать дороги в нашем микрорайоне? На сегодняшний день, проехать там, практически невозможно.
 
Владимир Якушев: – Не прошло и месяца с тех пор, как мы обсуждали план дорожных работ по Тюмени, и как раз обсуждали тему Казачьих Лугов. Мы внесли эти объекты в план дорожных работ на следующий год, поэтому могу обрадовать жителей, что в следующем году мы эту ситуацию серьезно поправим.
 
Роман Явныч: – Еще один вопрос: в связи со строительством подземного перехода по улице Республики приходится ходить по дорожке вдоль универсама, где лестница и прилегающая к ней территория находятся в ужасном состоянии с двух сторон. Будет ли благоустроена эта территория, ведь это центр города, интересуется Людмила Петровна из Тюмени?
 
Владимир Якушев: – Как только будут закончены работы с подземный переходом, все благоустройство там будет восстановлено, поэтому жители могут не волноваться.
 
Юлия Бурова: – Водитель-дальнобойщик спрашивает: «Уважаемый, Владимир Владимирович! Что будет с федеральной дорогой Тюмень – Ишим? Мы знаем, что она федеральная и ремонтировать участок между Ишимом и границей области — не ваша задача. Можно ли как-то воздействовать на федеральный центр, чтобы ее по-настоящему отремонтировали? Речь идет, в первую очередь, о мосте возле Абатского.
 
Владимир Якушев: – Мы с представителями депутатского корпуса в какие только адреса не обратились и, слава богу, получили реакцию. По поводу моста, о котором идет речь, в районе села Абатское, 358 км трассы Омск – Ишим – Тюмень, получено положительное заключение и сейчас ведется разработка проектной документации, чтобы мост поставить на реконструкцию. Ситуация близка к аварийной. Мы принимали совместное постановление с депутатами думы и прекрасно понимаем, насколько это опасно. Федеральные трассы мы не имеем права ремонтировать на областные средства.
 
Что касается остальных федеральных трасс, они все находятся не в очень хорошем состоянии и требуют серьёзного капитального ремонта. В следующем году подтверждены средства около 8 млрд рублей на всю сеть федеральных трасс, проходящих по Тюменской области. Это очень небольшие деньги.
 
К сожалению, сказать, что мы в этой ситуации глобально что-то изменили, пока нельзя. Мы подключили и депутатов Государственной думы, которые представляют наш регион, и членов Совета Федерации. Работаем всем миром, чтобы ситуацию каким-то образом поправить. Но решается это все не так просто.
 
Роман Явныч: – Кстати говоря, подобные вопросы волнуют не только тех, кто едет на восток, но и на север, и на запад, и по объездной дороге, и по самой Тюмени. Можно ли и остальные мосты строить так же качественно и так же быстро, как на Московском тракте?
 
Владимир Якушев: – Действительно, это не могло не произвести впечатления. Это уже признано, и не только в Тюменской области, что дорожная развязка, носящая название «Клеверный лист» (это одна из наиболее сложных развязок), построена в сроки, за которые в Российской Федерации такую развязку не строили.
 
Мостострой-11 под руководством Николая Руссу совершил если не подвиг, то сделал все очень быстро, красиво и решил очень серьёзную проблему, потому что заезд в областной центр с Московского тракта очень проблематичен для города.
 
Что касается остальных развязок, у нас в планах их тоже достаточно много. В первую очередь — огромная развязка в районе ул. Монтажников. Она очень важна для города, потому что соединяет микрорайоны и центр, а именно там в часы пик возникает самая тяжелая ситуация. Конкурс на строительство выиграл Мостострой-12, и я уверен в том, что там в такие же кротчайшие сроки она должна быть построена.
 
Финансирования ни на окружную дорогу, ни на развязки внутри города из федерального бюджета мы не получаем, это деньги регионального бюджета. Стоит это все недёшево. Но если этого не сделать, Тюмени претендовать на звание «Самый благоустроенный город», а мы этот конкурс несколько раз выигрывали, будет очень сложно.
 
Роман Явныч: – Представитель сайта «Наш город» Лариса Некрасова – ваш вопрос-победитель.
 
Лариса Некрасова, редактор портала «Нашгород»: – Добрый вечер! Вопрос сложный, как матрёшка, за него проголосовало 100 человек. За последние 12 лет администрация разрослась как территориально, так и по численности сотрудников. А скорость выхода необходимых для работы документов сократилась. Почему у нас ремонт дорог под осень начинается? Потому что пока нужные распоряжения подготовят, подпишут, конкурсы проведут, глядишь – и снег уже. Складывается впечатление, что чиновники работать стали хуже. Так ли это? Как изменились за время вашего губернаторства затраты на содержание правительства Тюменской области, как прямые так и косвенные? Как изменился штат правительства, включая департаменты и все государственные предприятия при них? Эффективно ли наше правительство по сравнению с соседями? Спасибо!
 
Владимир Якушев: – Серьёзный вопрос, поэтому давайте начнем разбираться. Я бы хотел начать с последнего. Эффективность – понятие сложное, потому что есть некие формальные оценки эффективности работы, а есть субъективные оценки. Если мы сегодня гражданина остановим на улице и спросим: «Как вы думаете, как работает региональная администрация?», кто-то может сказать: «хорошо», кто-то: «безобразно работает», а кто-то ответит: «вы знаете, у меня свой бизнес и как работает региональная администрация мне глубоко все равно». Но есть формальная внешняя оценка Минэкономразвития — по этой оценке по итогам 2011 года мы заняли третье место, обогнали нас только Татарстан и Санкт-Петербург. По эффективности управления, мы — вторые, пропустив вперед только Татарстан. Это то, что касается эффективности.
 
Теперь что касается количества. Когда говорят, что мы выросли количественно, нужно прибегать к статистике. Если мы возьмем 2000 год, то тогда в нашей администрации работало 3 тыс. 645 чиновников. 2012 год — 2 тыс. 400. Есть разница? Но тут нужно сказать еще одну вещь, чтобы быть полностью объективным — в этих 2400 сидит еще 500 чиновников, которых мы добавили в 2005 году, когда на наш уровень перешло несколько серьёзных полномочий. В первую очередь, нам передали полномочия по лесной отрасли, занятости, ряд социальных вопросов — все это перешло на региональный уровень. К нам перешли закупки, закупки усложнились, согласно 94 закона. Нужно было еще принять сотрудников, которые эти закупки бы контролировали и т.д. Так что в 2005 году, получив новые полномочия, штат увеличился на 500 человек. То есть, если отнять 500 человек объективности ради, то разница будет еще существеннее. Основываясь на этих цифрах, можно говорить о том, насколько разросся или не разросся наш аппарат.
 
Что касается затрат. Опять же, были разные рейтинги, оценки неэффективных расходов, по которому нас оценивает Минэкономразвития. И в первую очередь это расходы, направляемые на содержание аппарата. Так вот, мы заняли 4 место снизу. Много это или мало — давайте определимся сами.
 
Конечно, хотелось бы сократиться, конечно, хотелось бы уменьшить количество чиновников на 25-30% и сделать аппарат еще более компактным. Но, к сожалению, полномочия, которые передаются на региональный уровень, а на сегодняшний день рассматривается вопрос о передаче еще около 14 полномочий, не позволяют нам сократить аппарат. Потому что эффективно не сможем эти полномочия выполнять, то есть перестанем работать.
 
По документообороту. Сравним 2000 и 2012 годы, документооборот вырос в 15 раз. Не между мной и мои моими починенными, а между федеральным и региональным уровнем власти, между региональным уровнем и полпредством в УФО. Хотя нужно сказать, что полпредство в последнее время провело в этом направлении огромную работу и уменьшило документооборот.
 
Документооборот, который сегодня должен существовать между муниципалитетами и региональной властью. Нам бы всем хотелось представить чиновника, который 24 часа работал бы с людьми. Вот он выезжает в коллективы, встречается. Но как бы мы этого не хотели, сегодняшняя чиновничья работа, и об этом можно спросить у людей старшего поколения, – работа с документами, которые создают правила, по которым мы все с вами живем. И как бы не хотели, чтобы чиновник проводил меньше времени в кабинете, наверное, это не получится. Этой системы еще нигде не удалось создать — ни в Сингапуре, ни в Италии, ни в самых продвинутых Соединённых Штатах, ни в Австралии. Там документооборот еще больше чем у нас. Мы должны понимать, что работа чиновника всегда в первую очередь связана с документом, с формализацией того или иного решения. Если мы его не формализовали, если мы его не изложили в какой-то конкретный документ, значит, это не стало правилом общего пользования.
А у нас сегодня есть определённые полномочия на уровне региона, у нас есть наш парламент, который должен регулировать ту или иную сферу деятельности, и писать региональные законы. А под эти законы, правительство Тюменской области должно писать подзаконные акты. Хотим мы того или нет, нормотворческий процесс еще никто не отменял. А под региональным правительством находятся муниципалитеты, которые, чтобы это решение отработать на своем уровне, должны принять муниципальные акты. Поэтому чиновник, если хотите, бюрократ — ставьте тире и пишите «документ».
 
Но многое уже зависит от таланта, от качеств конкретного человека, насколько в своем рабочем графике, помимо документов, он еще находит время для общения с людьми, чтобы вести личный прием, выезжать и встречаться в других аудиториях. Потому что формально чиновник может сказать: «Я должен отработать с 9.00 до 18.00 и обработать 15 документов. Мне нужно по графику провести прием раз в месяц — провел». Вот это бюрократ в плохом понимании слова. А вот когда человек отрабатывает за день не 15, а 25 документов и принимает не раз в месяц, а находит время делать это 2 или 3 раза — вот это хороший бюрократ. И чем больше таких хороших бюрократов будет работать в нашем правительстве, в наших муниципалитетах, тем будет лучше.
 
Роман Явныч: – Надо придумать, как измерять чиновничий талант у кандидатов на госслужбу.
 
Владимир Якушев: – Мы сегодня делаем это и проводим огромную работу. Отбор кандидатов на государственную или муниципальную службу нисколько не отличается от отбора, который проходят молодые люди, устраивающиеся в банки, в страховые, нефтяные компании. К сожалению, мы не можем выдержать определённую конкуренцию в части социального пакета и заработной платы, и молодые талантливые ребята, из которых могли бы вырасти «государевы люди» в хорошем понимании этого слова, через 2-3 года, набравшись определённых опыта и знаний, получают хорошие предложения и уходят. Такая тенденция есть.
 
Юлия Бурова: – На ряде сайтов появилась информация о том, что депутат областной думы Сергей Коробов подозревается в хищении бюджетных средств. Об этом много слухов и разобраться трудно. Можете ли вы прокомментировать данную информацию?
 
Владимир Якушев: – У правоохранительных органов появились вопросы по одному из объектов компании, которую возглавляет депутат. Формально документов никаких нет, если они придут к выводу, что средства были похищены и бюджету был нанесен ущерб, то эти люди, которые принимали в процессе активное участие, а там кроме строительной кампании есть государственный заказчик, будем разбираться. Давайте дождемся официальной информации, как она появится - дадим официальный комментарий.
 
Анастасия Тихонова, студентка медакадемии: – Я сирота. Мне выплачивают пособие на питание и одежду все время разными суммами. На мой взгляд, служба соцзащиты иногда не доплачивает положенные мне средства, мотивируя тем, что в новом учебном году увеличилось количество сирот, а выделенные средства делятся поровну на всех. Соответственно, сумма стала меньше. Мне хочется узнать, сколько я все-таки должна получать денег на питание, одежду и канцелярские принадлежности? Выделяемых раз в год денег слишком мало. Разве не существуют лимитированные суммы денежных пособий на каждую сироту? Заранее благодарна.
 
Владимир Якушев: – Спасибо за сигнал. Вам надо обратиться в департамент образования и науки Тюменской области. Может, в силу формирования бюджета сумма действительно была секвестрирована. Не берусь судить. Цифрами надо жестко апеллировать, а у меня их сейчас нет под рукой. Если эта сумма действительно уменьшена и ее поделили поровну между сиротами, то мы в ближайшее время разберёмся, общую сумму сравняем и при необходимости добавим. Думаю, депутаты, присутствующие в этом зале, меня поддержат. Скорее всего, речь идет не о глобальной цифре.
 
Елена Кашкарова, представитель интернет-сайта «Детки.ру»: – У нас победил вопрос домохозяйки Наргиз. «Уважаемый губернатор. Похвально, что решается вопрос с местами в тюменских детских садах для ребят в возрасте от трех лет. Но на мой взгляд, малыши от полутора до трех лет выпали из поля зрения властей. Если детские пособия не выплачиваются, то частный детсад – очень дорогое удовольствие. У нас с мужем ипотека и третий ребёнок. Сидеть дома нет никакой возможности. Почему не работает положение о компенсации по оплате частных детских садов, положение о выплате пособий родителям детей до пяти лет, не посещающих детсады, и принятое положение о компенсации за рождение третьего ребёнка после 2012 года? Моему ребёнку уже полтора года, а пособия нет. На работе мне не очень рады и говорят: сидите дома до трех лет. Мы только на полдня можем себе позволить посещать частный детсад – слишком дорого. Возможно ли как-то обратить внимание властей на эту категорию детей»".
 
Владимир Якушев: – Не соглашусь с домохозяйкой. Эта категория детишек у нас никуда не выпадала. Наш тюменский регион – лидер в России по строительству и вводу детских садов. Тему детей от 3 до 7 лет мы сняли вообще, а к 2013 году запланировали обеспечить местами в детсадах всех нуждающихся малышей в возрасте от полутора до трех лет. Задача перед нами стоит предметная и конкретная. Мы считаем, что дети должны получать полноценную услугу по воспитанию в нормальном детском саду. В следующем году после глубокой реконструкции должны вступить в строй шесть детсадов с ясельными группами для малышей от полутора лет.
 
Мы строим новые детские сады в Заречном, Восточном и Тюменском микрорайонах областного центра. К сожалению, в Заречном нас подвел подрядчик, и строительство чуть забуксовало. Пришлось его быстро сменить. Наша цель – не просто дать денег на содержание малышей в частных садах, а реально закрыть эту тему строительством новых дошкольных учреждений. Хотя, я готов на страницах своего интернет-блога обсудить с тюменцами вопрос выплат компенсации за посещение частных садов. Теперь все сады будут открываться с ясельными группами.
 
Роман Явныч: – Далее слово молодёжной аудитории, Петр Шифельбаен.
 
Петр Шифельбаен: – Спасибо, Роман. Вопрос-победитель. У Тюменской молодёжи нет единой творческой площадки (сцены, кинозала, выставочной галереи под одной крышей). Есть ли в планах реализация подобного проекта?
 
Владимир Якушев: – Я думаю, что движение должно быть взаимным. Если у молодёжи какие-то планы появляются, мы всегда стараемся их реализовать. В Тобольске во время разговора с молодёжью была озвучена тема появления скейтпарка, он там появился. В Тюмени возникла идея строительства крытого скейтпарка, он появился. Если у молодёжи появится конкретное предложение о том, что должно быть построено, будем думать, как это реализовать. Нельзя решить за молодёжь, что это должно быть. Это должно быть эффективно работающее учреждение. Нужно понимать, какой эффект от работы этого учреждения мы должны получить. Если это место очередной тусовки для молодёжи, то я не готов участвовать в таком проекте. Если это проект, который будет в себе нести некую смысловую нагрузку, либо у нас там будут решаться вопросы профориентации, либо вопросы дополнительного образования и так далее — эти вопросы я готов обсуждать. Нужна конкретика.
 
Петр Шифельбаен: – И еще один вопрос: функционируют ли для Тюменской молодёжи социальные лифты?
 
Владимир Якушев: – В последнее время мы очень много сделали в плане дополнительного образования. С 2001 года количество детей, которые получают услуги допобразования, увеличилось в пять раз. У нас огромное олимпиадное движение. Пять лет назад проводилось около 25-30 олимпиад. Сегодня — 250. Существует единый реестр одарённых детей, в котором 1,5 тыс. человек. Это дети с неординарными способностями, поэтому мы внимательно следим за их судьбой. Поэтому мы работаем в направлении создания социальных лифтов для молодёжи. Нельзя сказать, что мы исчерпали свой ресурс и ничего нового придумать нельзя. Это не так. Опять же ждем предложений от молодёжи.
 
Анатолий Мокроусов, руководитель «Радио 7»: – У нас на радио есть такой рабочий девиз «Будь в курсе». Это и для внутреннего употребления, и для наших слушателей. И все мы вместе в курсе, насколько вы озабочены проблемой безопасности на наших автомобильных дорогах. С горечью говорю, тысячи пострадавших с начала года, сотни погибших. Но самое главное 95-97% ДТП могли бы не произойти, соблюдай мы все правила движения. Что с этим делать? Что с этим можно сделать, что нужно сделать? И чем вам могут помочь в этом водители, нормальные водители, которые соблюдают ПДД и которых, я уверен, абсолютное большинство. Спасибо.
 
Владимир Якушев: – Очень непростой вопрос, с таким оттенком трагизма. Не проходит недели, чтобы у нас не взорвался Интернет тем или иным случившимся ДТП, беспрецедентными случаями, когда гибнут люди, гибнут дети. От всего этого очень больно и горестно. Здесь должен быть целый комплекс мер. Мы привыкли во всем винить ГИБДД, предъявлять им претензии и т.д. и т.п. Но мы с вами видим, что вообще происходит не только на тюменских дорогах, что вообще происходит в нашей стране. Происходит просто самое обычное хамство, в результате которого гибнут люди. Что мы можем сделать? Вы правильно сказали. Давайте соблюдать правила дорожного движения. И, пользуясь случаем, обращаюсь ко всем жителям Тюменской области. Если мы не начнем каждый день, каждую минуту, каждую секунду соблюдать правила дорожного движения, погибших в авариях будет все больше и больше. Самое обидное, что гибнут очень молодые люди, которые в эту жизнь еще практически не вошли, которые либо учатся в вузах, либо в школах, у которых вся жизнь впереди.
 
Давайте исключительно по-бытовому рассуждать. Сел в машину, не пристегнул ремень на месте пассажира, водителя – это считается круто. Извиняюсь за сленг. Давайте менять эту позицию. Не должно так быть. Сел в машину – пристегнись. Поехал за рулем, стоит знак ограничения скорости 40 км/ч, а я такой крутой, что поеду 80 км/ч. А ты не превышай скорость, начни уважать себя. Но пока у нас выглядит все наоборот. «Папа, а что мы так тихо едем? Почему мы так плетемся? Вон смотри нас «Мерседес» обогнал со свистом, а мы чего так медленно плетемся?» – уже привычно спрашивают своих отцов дети. Пока мы не поменяем психологию, мы не перестанем терять людей.
 
Надо применять видеофиксаторы, увеличивать штрафы – этот набор обязателен. Но и превентивные меры должны работать. Пока мы с вами не проникнемся, пока не поймем, что под угрозой сегодня может оказаться любой из нас, мы этой проблемы не решим. Проблему можно решить только всем миром. Еще раз повторяю и обращаюсь ко всем, кто смотрит передачу – давайте соблюдать правила дорожного движения. С одной стороны, это очень просто – не нарушать. Но с другой стороны, мы настолько привыкли это делать, что сегодня для того, чтобы вернуться в другую ситуацию, надо проделать огромную работу. И давайте воспитывать наших детей, объяснять, что не круто не пристёгиваться ремнем и нарушать правила дорожного движения, гораздо правильнее соблюдать ПДД. За это тебя будут уважать, ценить. Пока мы не перевернем наше сознание все остальные меры, какие угодно не принесут эффекта.
 
Особенно меня беспокоят сводки за выходные дни. Огромное количество водителей в состоянии алкогольного опьянения задерживаются за рулем. Это ни в какие ворота не лезет. Поэтому давайте не будем пассивными в этих вопросах. Давайте будем вести себя в этих вопросах правильно. Не разрешайте своему другу садиться за руль, если он выпил. Если каждый в этой ситуации так будет поступать, тогда мы можем достигнуть какого-то результата. Конечно, мы будем проводить круглые столы, приглашать инспекторов ГИБДД. Будем постоянно высказывать им замечания, но они тоже не всесильны. Они не могут нам вставить всем чипы, чтобы мы соблюдали правила дорожного движения. Поэтому здесь решить проблему можно только вместе, только сообща. Других рецептов у меня на сегодняшний день нет.
 
Юлия Бурова: – Хочется отметить, что на данный момент поступило уже 902 вопроса, таким образом мы преодолели рекорд нашего прошлого эфира. Анатолий, житель Тюмени спрашивает: «Почему на автодорогах Тюмени вместо уборки снега дороги посыпают солью, превращая улицы города в плывущую кашу грязи? Почему спецтехника работает днем в часы пик. Сыплет струями по 10 метров во все стороны соль. Это какой-то беспредел на дорогах».
 
Владимир Якушев: – Уборка снега на дорогах и те вопросы, на которые я только что ответил, взаимосвязаны. Да, есть иные технологии очистки дорог. Можно эту грязь не разводить. Но тогда, скажем так, тормозной путь автомобилей увеличится в разы. Мы готовы сегодня к этому? Мы только что говорили о гибели людей в авариях. Давайте ответим самим себе на вопрос – мы готовы к этому? Давайте, когда мы будем к этому готовы, будем применять другие технологии. Я думаю, что многие из вас, когда были в западных странах, видели, что там никто до асфальта дорогу не вычищает. Никто не тратит огромных денег на это. Но там и ездят по-другому. Там на такой дороге свыше 40 км/ч никто не поедет. И там нет такого количества дорожно-транспортных происшествий. Пока мы не решим первую проблему, мы будем дорогу чистить до асфальта. Потому что цена этому – человеческие жизни.
 
Николай Токарчук, депутат Тюменской областной думы: – 1 сентября этого года был принят закон о защите детей от информации, причиняющей вред их нравственному развитию и здоровью. И вопрос, кстати, пользуясь случаем хочу задать Роману — а вот в прокатном свидетельстве этой программы какой возрастной ценз?
 
Роман Явныч: — 12+.
 
Николай Токарчук: – В развитие этой темы: вам, как губернатору, человеку, отцу близка эта тема информационной безопасности детей в нашем регионе? Какие меры уже приняты органами государственной власти и какие еще нужно принять, по вашему мнению? С учетом того, что эта информационная безопасность затрагивает все форматы масс-медиа. Это ведь не только средства массовой информации, но и книжные магазины, магазины по продаже видеоигр, уличная реклама. Хотелось бы узнать, вы, как отец, детям стучите по рукам, когда они не ту клавишу нажимают или не на тот сайт заходят?
 
Владимир Якушев: – Не только по рукам, но и по голове. Во-первых, естественно, как отца меня это очень сильно волнует и интересует. Скажем так, превентивные меры я произвожу. Если старшему у меня уже более 20 лет, и он прекрасно понимает, что делать, то младшей гораздо меньше. И у нее тот период, когда начинают интересоваться сайтами, соцсетями, перепиской. В ближайшее время мы предусматриваем проведение общественного совета по национальному проекту «Образование», связанного именно с этим вопросом. Я думаю, не открою тайну, что среди преступлений, связанных с педофилией, 95 процентов связаны с Интернетом. Не надо ничего узнавать о ребёнке — зайди в соцсети, там все об этом ребёнке можно найти. И эту тему мы хотели очень жестко обсудить на нашем общественном совете. Потому что общество становится больным из-за этого. Да, всемирная паутина это здорово, да, бесплатный доступ в интернет по Wi-Fi здорово. Но должны быть фильтры, и дети к этой информации должны получать доступ только тогда, когда им исполнится столько лет, сколько положено.
 
То, что сегодня происходит, массовые суициды — это пришло оттуда же, из Интернета. И мы точно так же продолжаем терять детей. Это недопустимо. Любые ограничительные меры, которые мы можем принять на региональном уровне, мы должны принять. Если их недостаточно, должны сегодня сделать всё, и у облдумы есть такие полномочия — выйти с законодательной инициативой, чтобы поставить вопрос на федеральном уровне.
Роман Явныч: – Мы вновь переключаемся на молодёжную аудиторию.
 
Петр Шифельбаен: – В нашей студии тоже кипит обсуждение, времени на все нет, поэтому выбираем самые горячие вопросы. Вопрос задает руководитель молодёжного центра «Моя территория» Ольга Ледяева.
 
Ольга Ледяева: – Здравствуйте, Владимир Владимирович, хотела бы отдельно поблагодарить вас за встречи с молодёжью на базе нашего центра, многие из инициатив ребят были реализованы. Это и выход команды КВН в высшую лигу Урала, и выигрыш Тюменью тендера на проведение всероссийского чемпионата ЧГК для школьников. У молодых людей созрели еще предложения, готовы ли вы с нами встретиться?
 
Владимир Якушев: – Конечно, готов встречаться. Нужно сказать, что эти встречи редки и надо менять свой график, потому что сегодня много вопросов, которые возникают в молодёжной среде. Готов обсуждать те проекты, которые вы можете презентовать. Но хотел бы сразу договориться: проекты должны быть проработаны, и это не должна быть идея какого-то одного человека, мне бы хотелось, чтобы идея была поддержана неким молодёжным сообществом. Тогда это коллективная идея, которая заслуживает внимания. На таких условиях я готов встречаться.
 
Роман Явныч: – Мы вновь переключаемся на наш call-центр. Юлия, рекорд прошлого прямого разговора мы уже преодолели?
 
Юлия Бурова: – Да, рекорд мы побили, сейчас у нас 918 вопросов. Есть целый блок вопросов, касающихся здравоохранения. Пенсионерка из Ялуторовска обращает внимание на проблему обеспечения льготными лекарствам — в поликлинике ей сказали, что бесплатных лекарств нет и пока не будет. Есть несколько сигналов из поселка Воронино, что в Калининской управе Тюмени. Люди спрашивают, появится ли на их территории медпункт? Пока его нет.
 
Пенсионерка Анна Семёновна Беспрозванных из Тобольского района сетует на то, что раньше в Тобольске было четыре больницы, все закрыли, в районной ведется только прием, нет стационара. В областной больнице №3 пенсионерке поставили капельницу и отправили домой. И еще один вопрос, задал его Александр Тимофеевич Сергеев из села Никулино Сладковского района. Он пишет, что у них закрыли ФАП и спрашивает, куда сейчас им обращаться за медицинской помощью?
 
Владимир Якушев: – Вопросы очень точечные, я их все забираю в работу. По первому вопросу могу сказать, что я не знаю, кто там отвечал и как, спасибо за сигнал, потому что с льготными лекарственными препаратами никаких проблем нет и не будет. Поэтому прошу всех людей, которые пользуются этой поддержкой, не волноваться. Учитывая, что сегодня в аудитории много депутатов облдумы, думаю, они поддержат меня в вопросе — как только эта тема всплывает, мы находим возможности ее закрывать и, как говорится, откажемся от каких-то других вещей, но этих людей ни в коем случае не обидим. А конкретно по Тобольску и по ФАПу я забрал вопросы в работу и буквально в кратчайшее время люди получат ответы.
 
Что же касается медицины, я бы попросил, если там еще есть вопросы, задать их.
 
Роман Явныч: – Есть вопрос более общего характера. Врач-терапевт Нина Викторовна задает нам вопрос: «В последнее время все больше и больше нареканий на медицину. Я не буду говорить про низкие оклады, хочу просто сказать про отчеты, которые с каждым годом становятся все больше и больше — из 20 минут, отведенных на пациента, я трачу 15 на заполнение бумаг. Мне ему и в глаза-то посмотреть некогда. Неужели на уровне области ничего нельзя сделать? Снизить эти объемы лишней, на мой взгляд, работы».
 
Владимир Якушев: – Все можно сделать и даже нужно. Если у нас больше нет медицинских вопросов, хотел попросить — сегодня в моем видеоблоге открыта площадка, где после проведения последнего общественного совета по национальному проекту «Здоровье» я обратился ко всей медицинской общественности, просто ко всем нашим землякам, с предложением: высказаться о тех проблемах, которые есть в сегодняшней медицине. Всегда есть пациент и врач. И в последнее время наблюдаю ситуацию, когда врачи и пациенты находятся по разные стороны баррикад. А это должны быть люди, которые играют в одной команде, и их главная задача — победить недуг. Я же наблюдаю обратное — пациент недоволен услугой и он сегодня всячески в этом винит врача. Врач пытается всячески защититься. Поэтому я выступил с инициативой: а давайте мы заключим публичный договор — медицинское сообщество и пациенты.
 
В этом публичном договоре надо четко прописать — вот та тема, которую мы можем трогать в отношении врачей, а есть другая тема, которую мы в отношении врачей трогать не можем, если мы хотим, чтобы это были люди, которые находятся с нами по одну сторону баррикад. Потому что СМИ в последнее время не работают на медицинское сообщество. Я не трогаю региональные СМИ, я говорю о федеральных. Нам постоянно показывают сюжеты о невероятных врачебных ошибках, когда что-то произошло и погибли люди, и очень редко в «Вестях 24» показывают некие уникальные в хорошем смысле ситуации. Представляете, какая разница на сегодняшний день в эфирном времени. С одной стороны, уделяется много времени для «закошмаривания» врачей, с другой — намного меньше хвалим их. Это напряжение нужно снять. Вопрос по отчетности, считаю, тоже нужно рассматривать, и освобождать врача от бессмысленной отчетности.
 
Поэтому публичный договор нам нужен, и надо перестать кошмарить друг друга. Когда из поликлиники приходит пациент, обиженный, что ему нахамили в регистратуре, когда врач, который сделал тысячу удачных операций и допустил одну ошибку, разбирается с Роздравом, — это тоже неправильно. Давайте как-то договариваться, без этого дальше двигаться нельзя. Мы можем обсуждать много вопросов, связанных с тем, что у нас не хватает денег на здравоохранение, кадровых вопросов, но если сегодня пациент и врач не будут находиться по одну сторону баррикады, мы не решим этих проблем. А если они будут вместе, все остальные вопросы решатся.
 
Роман Явныч: – От Александра Ильича Чистякова из Тюмени поступило предложение. Он пишет: «Под Тюменью есть великолепный биатлонный центр «Жемчужина Сибири». Есть предложение объединить территории от Червишево до Мичурино в одно поселение и назвать его Чимги-Тура. Это для того, чтобы, когда будут проходить чемпионаты мира по биатлону, у нас было звучное название».
 
Владимир Якушев: – Может быть, проведем голосование в аудитории? Кто за и кто против Чимги-Туры? Представляете, чемпионат мира пройдет в биатлонном центре Чимги-Тура. В 2014 году летний чемпионат мира мы уже получили, представьте, что в 2014 он пройдет у нас в биатлонном центре с таким интересным названием. Это не имя конкретного человека, не название места, а именно историческое название.
 
Роман Явныч: – Еще одно предложение от тюменца Бориса Афанасьевича Киселева. «Предлагаю, чтобы те семейные пары, которые прожили 50 лет и более, награждались медалью или грамотой».
 
Владимир Якушев: – Я поддерживаю.
 
Роман Явныч: – Тренер хоккейной команды из села Каргалы Викуловского района интересуется, когда у них построят хоккейный корт? «Ребята перспективные, за их спортивный потенциал я ручаюсь», – пишет он.
 
Владимир Якушев: – Корт беру под контроль. У меня возникла еще одна тема, может быть, не в рамках тех вопросов, которые были заданы. Хочу обратиться к жителям всего региона. В последнее время мы с главами муниципальных образований вынашиваем идею перейти к формированию бюджета не по отраслевому принципу, а по территориальному. Как я себе это представляю: это интерактивная карта, вы житель конкретного дома. Заходите в программу, нажимаете на свой дом и видите, что будет сделано в вашем дворе, на вашей улице, в вашем доме. Любой человек сможет посмотреть информацию о собственном месте проживания и, в целом, по области. Эта идея навеяна тем, что звучит тема гражданских инициатив, использования общественного мнения.
 
Формирование бюджета по отраслевому принципу, по большому счету, себя изжило. Почему? Потому что все мы прекрасно знаем, что каждый отраслевик в силу исполнения своих обязанностей, тянет одеяло на себя. Дорожник хочет получить больше денег на дороги. Коммунальщик – на ЖКХ. При депутате будет создан общественный совет из наиболее активных граждан, и они на этом общественном совете определятся, на что им в первую очередь нужны денежные средства. А им, грубо говоря, будет определена квота три рубля. Газовики бы как поступили: да они бы не, спросили, а эти 3 рубля направили на трубы. А когда соберется общественный совет, который будет возглавлять депутат, и он будет нести персональную ответственность за эту территорию, жители вместе с ним сами решат, куда направить 3 рубля: рубль – на дороги, рубль – на дворы, а рубль – на крыши.
 
Считаю, такая идея имеет право на жизнь, и мы ее реально можем осуществить. Конечно, предварительно я также предлагаю выставить эту идею на интерактивное голосование или провести референдум, но то, что сегодня нужно уходить от отраслевого принципа, сама практика жизни показывает. Фактически, распределением бюджета будет заниматься население. Только мы прекрасно с вами понимаем, что население у нас не всегда активно, поэтому депутат, получивший мандат доверия от людей, вокруг себя объединит наиболее активных граждан, которые будут ходить на общественные советы и не просто ходить, а с конкретными идеями.
 
Роман Явныч: – Гость, которому я не могу не дать слово: финалист Всероссийского конкурса «Учитель года» Дмитрий Коляденко.
 
Дмитрий Коляденко: – Я очень рад тому, что могу присутствовать на этой встрече и, можно сказать, даже подвести ее небольшой итог. Я с большой гордостью в этом году услышал, что Тюменская область заняла первое место по социально-экономическому развитию. И мне очень нравится идея насчет интерактивности, потому что в последнее время появляется все больше и больше институтов, которые привлекают активно граждан, например, в тех же школах. Поскольку я работаю в сфере образования, знаю, что развивается институт управляющих советов, создана Ассоциация управляющих советов. Думаю, что эта идея будет очень эффективной. И поскольку уж я являюсь представителем 16-й гимназии, хотелось бы сказать, что мы третий год находимся в зданиях трех разных школ, и у нас появилась такая проблема. Два победителя: один — городского этапа конкурса «Учитель года», это Деньгина Марина Васильевна, а другой — я, областного. И по традиции следующий конкурс должен проводиться в школе победителя. Негде проводить. Хочется все же организовать в своей школе. Раз уж мы живем в регионе, который занимает первое место по социально-экономическому развитию, хочется, чтобы школа была на очень высоком уровне оборудована. Тогда и вопрос, например, с тем же трудоустройством, который задают школьники, думаю, будет решаться в пользу, в том числе и сферы образования. Опять же, пользуясь случаем, хочется выразить благодарность, потому что, действительно, в сфере образования очень многое делается. Мы чувствуем, что повышается внимание, выросли зарплаты, я являюсь счастливым обладателем служебной квартиры, совершенно новой. Спасибо. И надеюсь, что вопрос 16-й гимназии не останется нерешенным, и мы скоро туда заедем.
 
Владимир Якушев: – Мы рассмотрим этот вопрос, там проблема есть и очень неудобно проходят занятия, тем более, что два достойных человека представляли регион на разных конкурсах, за что им большое спасибо. Я возьму этот вопрос в работу, и мы постараемся в рамках тех денежных средств, которые отпущены на реконструкцию школ областного центра, эту проблему решить. У меня есть еще две минуты?
 
Роман Явныч: – Да.
 
Владимир Якушев: – Еще хотел бы сказать об одной вещи, не могу о ней не сказать. Если кто-то следил за заседанием октябрьского президиума Государственного совета, президент предложил следующее: речь шла о земельном вопросе — сделать точно такую же интерактивную карту, о которой я сейчас рассказывал. У нас очень много на сегодняшний день земель, на которых мы не можем реализовать те или иные инвестиционные проекты. Так вот, я уже дал поручение, чтобы работа шла полным ходом, причем, делать мы это будем не только в Тюмени, но и в муниципалитетах. Любой сможет зайти в карту и посмотреть, есть ли свободная земля, чтобы реализовать, например, инвестиционный проект. И если незанятый земельный участок имеется, можно прийти уже с заявлением. Но к тому времени мне бы очень хотелось, чтобы у нас работало электронное правительство, и это заявление можно было отправить в электронном виде.
 
С другой стороны, заявитель должен получить обратную реакцию. Если за три года проект не будет реализован или даже не начнется его реализация, то другой инвестор получит полное право претендовать на земельный участок, чтобы реализовать уже свой проект. Пока у нас не будет этого, я здесь полностью разделяю мнение Владимира Путина, у нас постоянно будут возникать вопросы, как нам реализовать инвестиционные проекты. Потому что когда мы начинаем что-то создавать, подбираем подходящий земельный участок, а он уже, как правило, кому-то принадлежит, но при этом не использует и т.д. Хочу сказать, что подобный проект в Тюменской области начат.
 
Роман Явныч: – Спасибо, Владимир Владимирович, за ваши ответы. Хочу напомнить, что на все вопросы, поступившие в адрес прямой линии, будут даны ответы в сроки, установленные законодательством. До новых встреч!
 
 

При содействии ИГ "Вслух.ру"

Источник:Пресс-служба Губернатора Тюменской области



Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Тюмень. Новости региона»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: tumen-news.ru

Все новости раздела






СЕГОДНЯ22.02.2018

Пока новостей не опубликовано


ВЧЕРА21.02.2018


ПОЗАВЧЕРА20.02.2018