Тюмень. Новости региона ТЮМЕНЬ
новости региона
 


Версия для печати

Новости региона

Владимир Блужин: Раньше в высшей лиге как было: выиграл – выпил, проиграл – выпил еще больше

24.08.2011
Источник информации: OneDivision.ru
Адрес новости: http://onedivision.ru/articles/type-3/item-234263-vladimir-blujin-ranshe-v-vyisshey-lige-kak-byilo-vyiigral-



Задорно, совсем без натуги проведя тренировку у своего "Урала-99", экс-хавбек "Уралмаша" Владимир Блужин в красках рассказал о веселом российском футболе 90-х, вспомнив похождения с другом Олегом Веретенниковым и многое другое. В высшей лиге за "Уралмаш" Блужин отыграл 5 сезонов – ровно столько команда и выступала в элите.

- Уже 15 лет как "Уралмаш" вылетел из высшей лиги. С тех пор никак туда не вернется…
- Думаю, нас бы тогда и Моуриньо не спас. Не было ни денег, ни интереса к команде. Люди из руководства нас, кажется, тогда уже похоронили. Удержаться в элите тяжело, еще тяжелее – туда вернуться: нужно гораздо больше сил и денег. Но начальство этого тогда, видимо, не понимало.

- Подойти к руководству и сказать это в глаза тогда побаивались? Михаил Осинов в том же году заикнулся о переходе в "Ротор" - объяснили "популярно".
- Почему – подходили. Но нас все кормили "завтраками". Жалко: играли-то достойно. Вылетели, потому что "Ростсельмаш" над нами поглумился. У нас последняя игра в Волгограде, у них – дома с "КАМАЗом". И, чтобы мы не вылетели, они должны команду из Челнов побеждать. А те "отдали" матч "КАМАЗу".

Помню, после первого тайма в Волгограде заходим в раздевалку - счет 1:1, все контролируем. И Шевченко нам говорит: "Ребята, все нормально, "Ростсельмаш" выигрывает". Хотя сам прекрасно знал, что Ростов уже прилично "летел" - 1:3, что ли. После игры, конечно, в команде ужас что творилось: почти все местные, играем для родных зрителей, да еще и деньги какие-никакие за это получаем – а тут все за нас решили. Причем был такой слух, что Шевченко-то хотел остаться, говорил: дайте мне деньги – я за год верну "Уралмаш" в высшую лигу. Не дали ему денег. Хорошая была команда, все друг за друга держались.

- Но Олег Мочуляк уже после первого круга вернулся домой в Одессу.
- Ну, Олежка же с Украины, приезжий. Супруга к нему сюда приезжала с ребенком – жила в общаге. Разве нормально? Тараканы, извиняюсь, в суп падают…

- И многие тогда жили в общаге?
- Да все почти. Серега Передня, Заец, Шуховцев, Ромащенко… Но ничего, все жили дружно, в гости друг к другу ходили. До сих пор помню слова Валерки Городова – чемпиона Союза, одного из лучших вратарей в истории "Уралмаша". В Камышине мы играли в 95-м, "Текстильщик" тогда Павлов тренировал. Выиграть там было почти невозможно: Павлов всех деньгами "убивал". А мы побеждаем – 1:0. И вот после игры, как сейчас помню, Валерка поднимает бокал шампанского: "Ну, ребята, за вас! Много где играл – никогда не видел более дружной команды!" Он так-то не пьет вообще, но тогда что-то "развязался". Мы же тогда перед игрой еще и свадьбу увидели – верная примета, что проиграем.

- Шампанское после победы в Камышине? Мощно.
- Почему бы нет? Раньше в высшей лиге как было: выиграл – выпил, проиграл – выпил еще больше. Нормально. Нас же после игр из аэропорта развозили по домам – никаких проблем.

ТАЗИК С ПУГОВИЦАМИ

- Вы же служили в армии с Олегом Веретенниковым. Как туда угодили?
- Призвали нас пятерых: меня, Веретеху, Гришку Исаева, царство ему небесное, Игоря Игнатова и Андрюху Добрынина. И отправили в Чебаркуль, в "учебку". На 5 дней. Только приехали – нам дают тазик с пуговицами: "Чтоб были разобраны от и до!". Одуреть! Как мы с Веретехой полюбили эти конфеты сосательные – барбариски, печенюшки всякие… И курили, честно скажу. Курили "Астру".

- Футболисты – и курят! Не дело.
- А что – Веретеха курил, Игнатов курил. Курили-то сигареты с фильтром. Но быстро они у нас закончились: только приехали – все как давай у нас их "стрелять"! Ничего, пошли в "чипок" за "Астрой". Сидим, помню, костерок горит – и курим эту "Астру"… Историй за эти 5 дней было – настоящие шедевры! Побежали марш-бросок – мы, футболисты, оторвались от всех, конечно. Все на нас смотрят: куда бегут, зачем бегут? А Игнатов так вообще не хотел уезжать. Уперся: пока присягу не приму, форму не надену – отсюда ни ногой. Голову ему хотели оторвать, как услышали…

- Остался?
- Забрали, никуда не делся. Веретеха говорит: "Я тебе честно голову пробью – какая форма?!". А тот ни в какую: не поеду, мол, дайте мне автомат подержать…

- Сильно на вас дулся, когда увезли?
- Да это, конечно, немного в шутку было. Но Игоря тоже можно было понять. Говорил: "Как я после этого в родном Михайловске покажусь?". Дали нам эту форму потом, уже в Верхней Пышме – мы ее побросали в общаге.

- Дослуживали в МЦОПе (в конце 80-х – фарм-клуб "Уралмаша", играл во второй лиге – прим.)?
- Да, в Пышме. Команда тогда во второй лиге играла. Весело жили, картошку воровали. Вернее, не воровали – выкапывали.

- Неужто не кормили?
- Кормить-то кормили, талоны давали. Но организм молодой: набегаешься, с девчонками погуляешь, бутылочку пивка выпьешь – почему бы нет. Сидим, и кто-то предлагает: давайте картошки поедим. Давайте. Пойдем, выкопаем – и быстрее бежать. Потом в молочке ее пожаришь – хорошо шла. Дружно тогда жили.

И соперников по второй лиге всех "кусали". Проигрывали, но бились всегда. Помню, у нас на носу игра с "Уралмашем" в Верхней Пышме. И к нам в общагу пришел начальник "Уралмаша" Усенко, царство ему небесное. Заходит к нам в комнату, садится на койку и спрашивает: "Ну что, ребята, все нормально". Нормально, отвечаем. Служить, спрашивает, еще хотите? Мы: "Да нам и этого хватает". Он: "Ну, вы понимаете, о чем я". А мы сидим, не можем понять. Тот намекает: "Играете-то с кем?". И тут до нас дошло. Легко тогда "Уралмаш" у нас выиграл.

ВЬЕТНАМ

- Сильно вы тогда с Веретенниковым куролесили?
- Сильно, чего скрывать. Поехали с ним во Вьетнам на чемпионат мира среди военнослужащих. Играли там с месяц. Все успели перепробовать: и пиво, и водку местную. Все сортиры там знали – пища-то другая. Ну и зажигали неплохо.

С нами тогда еще Бурда был – Сергей Бурдин. И вот мы втроем на рикше катались выпивши. А что – рикша педали крутит, а мы сзади за руки взялись и песни орем. Так и едем. Только куда едем, не знаем. Благо ключи от гостиницы всегда в кармане держали. А на них – название отеля. Покажем их рикше – тот: "Ес-ес".

А потом нас оштрафовали. Тренер с нами ездил – Марьян Плахетко. Едем как-то в автобусе – Плахетко: "Кто вчера барагозил, кто пьяный на рикшах катался?". Мы втроем переглянулись и встали: мы, мол. Плахетко: "Вы оштрафованы!". А платили тогда, кстати, прилично, в долларах.

- Впечатлили вьетнамцев своими выходками?
- Что им: деньги плати – и все. А вот мы как раз тогда и не заплатили. Ребята постарше потом к нам подошли: все понимаем, но ты в следующий раз дай доллар – он за тобой потом сам приедет. А мы покатались и не заплатили. Тот и пожаловался, видимо. Но тот чемпионат мы, к слову, выиграли. Бились не на шутку: Веретехе в финале с венграми даже бровь разбили.

- В "Уралмаше" с ним тоже играли весело?
- Поехали в 91-м в Алмату, а у Веретехи в Свердловске как раз сын родился. А мы с ним два молодых. Старшие и говорят: давай, молодой, проставляйся. Пошли с ним в магазин, взяли вина и водочки. Выпили: я, Олежка, Женя Зарва, Саша Чимбирев, Лешка Перминов. И мы с Веретехой напились. Усенко нас тогда песочил: "Еще по мячу бить не умеете!". Выпили-то все, но попались мы вдвоем.

- Старшие в таких делах были опытнее?
- Конечно. В сторонку отошли, не показываются. А мы с Веретехой песни поем в аэропорту…

- Зарву в том сезоне все-таки поймали – отчислили за нарушение режима.
- В том году мы с ним как раз в одной квартире жили. В ней до нас Юрка Матвеев жил, а потом заселились мы вчетвером. Женя был хороший нападающий, и товарищ отличный – не бросит, всегда поможет. Но был грешок: любил выпить, и прилично. И сигарету из рук не выпускал. Мы, глядя на него, тоже что-то пытались – но не так, конечно. Он-то как шкаф… Все в те годы выпивали, но ни разу не было такого, чтобы кто-то выходил на тренировку пьяный.

МАФИЯ

- Помните игру с "Тилигулом"?
- Это когда они гол забили, а болельщик побежал бить судью? Помню что-то такое. Прохладно тогда еще было…

- Ноябрь 91-го, решающий матч для "Уралмаша".
- Да, был у нас шанс попасть в высшую лигу. Если бы мы "Тилигул" побеждали, в Тюмени их бы точно "прибили": люди из криминальных кругов тогда уже решили. Но мы сыграли 1:1.

– На вечере по случаю завершения того сезона Веретенников вроде пообещал Константину Цыганову (основатель "уралмашевской" группировки, в те годы покровитель футбольного "Уралмаша" – прим.), что останется в команде. А сам ушел в "Ротор". Летом 1992-го его сильно избили неизвестные...
– Олег потом признавался: мол, понял, что это все из Свердловска было, конечно… Он же после этого долго под охраной жил. Помню, мы в Волгограде пришли к нему в гости - нас ощупывает охрана. Олежка выходит: "Это свои". Поднялись к нему – и все равно с нами в комнате был охранник.

Мы с Олегом много раз на эту тему говорили. Он как-то сказал, что, может, польстился тогда на большие деньги. Но он уже расплатился за это. А дело тогда, и правда, на банкете было. Мы в последнем матче "Таврию" крупно хлопнули. За нее, кстати, стоял тогда Белошапка – из тех же кругов, что и Цыганов. И вот сидим мы на банкете в "Водопаде". У нас тогда блистали Валерка Шушляков и Олег Веретенников. Их зовут за столик, где сидели Цыганов и остальные. Костя их благодарит за сезон и берет слово, что они останутся в "Уралмаше". Валерка-то остался, а Олег…

Весна 92-го, сбор в Сочи. Приезжают люди из "Ротора" и говорят ему: "Собирай вещи". Выходим утром на разминку, тренер Агафонов спрашивает у меня: "Где Веретеха?" Я – "не знаю". Тот: "Как не знаешь? Ты же с ним в одном номере!". Спал, говорю, не видел. Хотя все прекрасно знал. Правильно Олег, считаю, поступил. Да, наказал его тот случай, но он многим доказал, что великий игрок. И меня Горюнов в "Ротор" звал – два раза. Поехали как-то в Волгоград, играли на льду – еще комиссия решала, проводить матч или нет. Не помню уже, какой год…

- 94-й?
- Точно! После игры поехал в гости к Олегу. Сидим, выпиваем, жена готовит закуску, и тут заходит Горюнов: "О, Володя Блужин, я знал, что ты здесь! С командой можешь не возвращаться". И сел, выпил с нами. А мне тогда в "Уралмаше" двухкомнатную квартиру давали, не мог я сорваться. Горюнов и говорит: все дам, и квартиру тоже. Но не стал: как я могу – команда в аэропорту, а меня нет. Ничего, все к лучшему.

- В команде Цыганова и товарищей побаивались?
- Нет. Они футболистов уважали. Костя Цыганов сам играл, поэтому футбол очень любил. Мы особо и не пересекались и такими знакомствами не кичились, хотя могли бы. Вообще всего этого не замечали. Цыганов к нам на встречи приходил. Как-то на сборах были, так он приехал, пообщался, всем руки пожал. У нас как раз был товарищеский матч с кем-то. И, как помню, он говорит: "Ну, за победу!". И дал то ли по 25, то ли по 50 долларов. А мы проиграли. Ничего, не разозлился – потом зашел к нам в автобус. К футболистам он относился очень хорошо. Может, что-то через него и решалось, но нам об этом не говорили.

- Потом пришел "Русский дом селенга", и "Уралмаш" стал первым в истории клубом под крылом "финансовой пирамиды".
- А что? Команда же загибалась. Да, пришли, деньги "отмыли", но опять же 10 машин ребята получили, в том числе и я. Дали по "девятке". Димка Нежелев даже просил: хочу "мокрый асфальт". Поменяли. Квартиры тоже давали, как раз тогда я жильем и обзавелся. Форму купили нам красивую. А что еще футболистам надо?

- Много тогда вам наобещали?
- Да, и стадион обещали построить, и еще что-то… Но они же в том году и "рухнули". Сначала у нас один президент был – Приходько, толстенький такой. Как Мирослава Ромащенко Приходько покупал! Привез ему в Белоруссию два мешка денег, вывалил и говорит: "Поехали!".

Потом Приходько ушел на повышение, а нам другого президента назначили – какого-то летчика, от футбола страшно далекого. Человек футбол с самолета видел, чего смеяться? Полеев вроде была фамилия, жил со мной в одном доме.

"ДОГОВОРНЯКИ"

- Со "Спартаком" вы весело играли. То 2:8, то 2:6…
- Ну, "Спартак" тогда была такая "балалайка"! Шансов у нас не было. Кто-то рассуждал: можно ли со "Спартаком" играть в открытый футбол? Какой там! Карпин, Аленичев, Черчесов… Помню, у нас перед домашним матчем учредили приз: кто первый забьет "Спартаку" - тому сто тысяч. И кто выиграл? Правильно: Блужин Владимир Николаевич! Только проиграли мы им тогда 2:8. На следующий год дома сыграли приличнее: Юрка Матвеев два мяча забил, счет был 2:4, и тут Алик Андреев падает в штрафной. А судья молчит. Ну "Спартак" нам по-быстрому еще два гола забил – 2:6.

- А в 95-м сыграли вничью.
- Да, причем могли и забить. У Юры Матвеева был момент, у меня – подавал, а мяч по ветру чуть не опустился Черчесову в "девятку". Достойно тогда сыграли. Нам еще и "Алания" тогда "подвезла" деньги: она как раз боролась за чемпионство со "Спартаком". И в нашем последнем матче сезона с "Локомотивом" они тоже нас стимулировали.

Там вообще интересно было: "Локомотив" предлагает нам "сдать" игру, "Алания" дает деньги за нашу победу. Москвичи тогда через Олега Кокарева на нас вышли: он дружил там с Сергеем Овчинниковым, другими ребятами. И мы решили взять деньги от "Алании". Выиграли 1:0, Валерка Городов пенальти еще потащил. Потом в гостинице делили премии. 5 тысяч долларов.

- На команду?
- Каждому игроку. Очень по тем временам прилично.

- Плотно вы в том чемпионате сотрудничали с "Аланией"…
- Да, когда играли во Владикавказе, "отдали" им матч.

- Ну!
- Ничего удивительного: не мы были первые…

- Проиграли вы тогда 2:4. Неплохой спектакль.
- Нельзя сказать, что прямо "отдали": шансов выиграть во Владикавказе все равно почти не было. Даже если кто-то сопротивлялся, их "убивал" судья. А к нам подошли перед игрой, предложили немного денег. Мы собрались всей командой, посовещались и решили согласиться. Но сыграли-то достойно, никто и не понял, что договорились. Хотя многие знали про "договорняки"… "Алания" в том году процентов 80 своих матчей купила. Скандал же был, когда они победили в Камышине: игроки "Текстильщика" расступались.

- В 97-м вы играли в Ижевске. У Владимира Тумаева – знаменитого играющего президента.
- Да, футбольный человек до мозга костей! Помню, в раздевалке начинал бинтоваться: сначала пальцы, потом ноги – и так чуть ли не до головы. Выходил, когда уже все в игре было ясно и забивал с пенальти. Подойдет к вратарю и скажет: "Я тебе бью в один угол, ты падай в другой". После игры давал тому тысячу. Как-то вышел бить, с вратарем договорился, и как ударит с большого пальца – штанга! Хохоту было… Ничего плохого в этом не вижу: он же бил все рекорды как самый возрастной игрок. Благодаря ему, об Ижевске тогда все и говорили.

- В Ижевске с вами играл Альберт Андреев. Ему в свое время в "Уралмаше" дали машину – а водил он неважно.
- Было-было такое. Дали Алику тогда "семерку", а он между двух деревьев проехать не мог: машина вечно была в царапинах. Ребята из команды его учили водить, но я не брался (улыбается). Играл-то он намного лучше, чем водил. Когда в 93-м году мы играли в Сочи, "Жемчужина" ему деньги предлагала за то, чтобы не выходил на поле. Просто за то, чтобы он не выходил – представляете? Вот в какой форме он тогда был. Но Удмурт тогда вышел – и забил им победный гол. 1:0 мы тогда выиграли.

НА ВОЕННОМ САМОЛЕТЕ

- Звали вас еще куда-нибудь, кроме "Ротора"?
- Конечно. Когда играл в смоленской "Искре" (сезон 1990 года- прим.), не буду хвастаться, даже выбор был. Звали московское "Динамо" и одесский СКА. Мне, признаться, Одесса больше нравилась: сумасшедший город – набережная, море… И Киев звал, и "Таврия". Но у меня в Тагиле девчонка любимая была – может, из-за этого и не поехал. Хотя Радька Ямлиханов из нашей "Искры" в Киев уехал и нормально там отыграл, да и другие ребята не потерялись.

- Неужели сам Лобановский вас в "Динамо" приглашал?
- Нет, приезжал администратор Сучков. Мы дома-то очень прилично играли. Даже "Даугаву", которая вышла в первую лигу, грохнули – 4:0. И вот приехал в Смоленск Сучков, зовет в Киев. Я из Тагила – и в Киев! Вот это да! Поговорили с ним. Через месяц приехал снова, настойчиво приглашал. Так же он и Радьку Ямлиханова (Радик Ямлиханов, впоследствии выступал в "Уралмаше" – прим.) туда выдернул.

- С "Искрой" вы куда только не ездили: и на Украину, и в Молдавию, и в Армению даже…
- Из Армении были, как сейчас помню, "Ширак" и "Лори". Дома-то мы их легко обыгрывали - там играть было невозможно. Землетрясение было в 88-м, мы приезжаем туда в 90-м – разруха полная! Как там только люди жили… Многие туда и не приезжали. Ладно мы летали – на военном самолете с деревянными скамейками. Пилот еще как-то спрашивает: "Ну что, посмеемся?". Посмеемся, говорим. И тот как откроет люк. Высота 5 километров, а он люк открывает. Нормально, что ли?

В КАРТЫ СО "СТАРОЙ КАЛОШЕЙ"

- Вы же, говорят, в "Уралмаше" 2000-х дружили с Медой и Палачевым.
- Ну, мы просто были в одной компании, потому что были старше остальных ребят.

- Характер у Палачева непростой. Сложно было с ним?
- Ссорились с ним, бывало. Даже не разговаривали. Как-то перед матчем в Ижевске была тренировка в Среднеуральске, и Палач в каком-то моменте не отработал сзади. Я подошел и высказал ему: что это, мол, такое? А тот отмахнулся. Поехали в Ижевск и выиграли, а Игорь забил два мяча. После игры подошел к нему: молодец, говорю, но чтоб такого, как на тренировке, не было. Тот: ладно, Вова, извини, такого не повторится. С ним и Меда сколько раз цапался…

- Где сейчас Палачев?
- У Игоря все в порядке. Живет у себя в Тольятти. Жена вроде до сих пор каким-то магазином владеет, а Игорь занят строительством дачи: уже и бассейн там сделал. В футбол, правда, не играет. Сходил на пару игр, побегал за ветеранов – и все. Был у них как-то в гостях, хорошо посидели, даже в караоке пели.

- Что пели?
- "Батяня комбат". У Игоря жена Анжелика говорит: "Вова, давай "Батяню комбата"!" Вот и спели.

- Меда (Игорь Меда – в начале 2000-х харизматичный капитан "Уралмаша" – прим.) после "Уралмаша" уехал в родную станицу и стал там главой сельского управления. Еще держит виноградники.
- Да, слышал об этом. Давно с ним не общался. Как-то Женя Крячик – тоже играли с ним в "Уралмаше" - дал телефон, а я так и не позвонил. Теперь уж и телефон потерялся. Мы же не сказать что дружили. Хотя называл я его "Старая калоша" - больше никто в команде так сказать не мог: мы действительно постоянно держались вместе. Помню, сидим, играем в карты. Я, Меда, Палачев и Игорь Решетников. И "Старый" говорит: "Хочу свой прудик – карпиков разводить". Вот интересно, сбылась ли его мечта…

Фото: Екб-Спорт



Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Тюмень. Новости региона»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: tumen-news.ru

Все новости раздела






СЕГОДНЯ20.09.2018

Пока новостей не опубликовано


ВЧЕРА19.09.2018


ПОЗАВЧЕРА18.09.2018